Золотницкий Владимир Трофимович


Золотницкий Владимир Трофимович
Золотницкий Владимир Трофимович [1743, по др. данным – 1741*, Киевская губ. – после 1797]. Сын сельского священника. Знание начатков лат. языка получил от отца; затем учился в Киево-Могилянской академии, которую покинул в сер. 1750-х гг., и до 1762 слушал курс лекций в Моск. ун-те, в частности по философии. Из университета в июне 1762 был переведен учителем нем. языка в Сухоп. шлях. корпус. С 4 июня 1764 З. – переводчик в Моск. Камер-Коллегии, с 10 июня 1765 – секретарь в штате П. И. Панина, в 1767 – депутат Комиссии нового Уложения от шляхетства Киевского полка. 21 авг. 1768 выступил в ней с пространными замечаниями на «Проект правам благородных» (Сб. рус. ист. о-ва, 1882, т. 36); будучи членом частной Комиссии об уч-щах, 30 сент. 1768 представил план организации в России сети училищ и домов призрения. Тогда же перевел с пол. материалы сейма 1768, посвященного вопросу о диссидентах (список см. в бумагах К. М. Бороздина – Б-ка ЛГУ, № 210, л. 68). Проделав Бендерскую кампанию (1769–1770), З. перевелся во 2-ю армию; в 1771–1772 был правителем канцелярии в Крыму и в качестве подполковника Днепровского пикинерского полка находился «при заключении с крымским правительством трактата»; в 1773–1776 состоял при Новороссийской губ. канцелярии. Дальнейшая служба З. (в 1777–1781 находился в отставке) протекала в присоединенных Новороссийских областях; он служил прокурором в Кременчуге (1781–1784) и Екатеринославе (1785–1795), председателем Палаты гражд. суда Екатеринославского наместничества (1795–1796). 12 мая 1796 З. вышел в отставку и вскоре скончался (свод данных из формуляров и месяцесловов – *ИРЛИ, ф. 320, № 725; формуляр 1791 г. – ЦГАДА, ф. 286, № 732, л. 452; № 878, л. 465). Активная литературная деятельность З. практически ограничивается 1760-ми гг. Несколько его мелких сочинений и переводов появились в «Собр. лучших соч.» И.-Г. Рейхеля, «Полезном увеселении» М. М. Хераскова и журнале «Смесь» Ф. А. Эмина ; он откликнулся стихами на въезд Екатерины II в Петербург после коронации (28 июня 1763), на день рождения Павла Петровича (20 сент. 1763), на смерть Б. А. Куракина (1764) и на получение П. И. Паниным титула графа (22 сент. 1767). Основные труды З., принадлежащие к моралистической литературе, выходили отдельными книгами. Все они в той или иной степени являются компиляциями, составленными по разнообразным источникам. Философии общежития и правилам поведения человека в обществе, по мнению З., следовало отдать предпочтение перед пр. науками. Оно изложено в предисловии к сборнику «Состояние человеческой жизни…» (1763; посв. А. К. Разумовскому), который содержал наставления в добропорядочной жизни и в познании страстей человеческих. Таким же сборником рассуждений о свойствах человеческой натуры (основные темы – благочестие, притворство, неблагодарность, ласкательство и др.) являлось и «Общество разновидных лиц…» (1766; посв. П. И. Панину), в котором представлены также и новеллистические сюжеты, служившие иллюстрациями моралистических тезисов (в частности, из англ. «Зрителя», Эзопа и др.). Сюда же примыкает небольшой сборник нравственных изречений «Дух Сенеки…» (1765), переведенный, видимо, с лат., и «Новые нравоучительные басни…» в прозе (1763), не связанные с традиционной сюжетикой, но снабженные пространными толкованиями по типу сборника Р. Летранжа. В своих представлениях о человеке З. исходил из его врожденных природных склонностей и внутренних побуждений к добру или злу, впрочем поддающихся влиянию воспитания. В основе воспитания должно лежать познание самого себя и своего места в обществе: «Всяк должен делать свое, к чему определен, и не приниматься за то, что ему не свойственно или по состоянию, чину и должности, или в рассуждении неспособности к тому его сил и разума». Большую роль в формировании добрых свойств натуры человека З. отводил благочестию – как размышлениям о боге, так и выполнению ортодоксальных церковных обрядов. Полемике с уклоняющимися от основ веры и доказательству существования бога посвящено его «Рассуждение о бессмертии человеческой души…» (1768), напечатанное дважды: при Моск. ун-те и в Акад. типографии (здесь с дополнением рассуждения «О исполнении своего назначения, или О последовании богу»). Наиболее яростно против деистических и механистических идей Вольтера и энциклопедистов З. выступил в «Доказательстве бессмертия души…» (1780), справедливо считая, что их идеи открывали путь к распространению «афеизма». Существенно, что З. хорошо понимал роль религии в смягчении общественных противоречий и прямо писал: «Опровергать веру есть вооружать одного на другого и вводить всеобщее бедствие. <...> Хотя бы вера была порождением политики, но однако оную <...> делать сумнительною с благоразумием никак не сходно. Что последует, когда ни бога признавать, ни будущего по делам воздаяния человеки ожидать не будут? Корыстолюбивый устыдится ли?». В своих богословских доказательствах З. использует некоторые научные аргументы: идею множественности миров, коперникианскую систему мироздания. В целом же религиозное умонастроение З., видимо, имело источником раннее религиозное воспитание. «По благости господней, – писал он, – удостоившись получить некоторое просвещение и будучи от природы склонен к уединению, нередко нахожу время упражняться в богомыслии, и оно-то составляет приятнейшие и сладкие часы моей жизни». Изложению принципов, на которых зиждется любое гражданское общество, посвящен наиболее важный труд З. – «Сокращение естественного права….» (1764; посв. А. Б. Куракину), «выбранный из разных авторов» и включающий первое систематическое изложение теории общественного договора в России. Книга компилировалась по умеренным нем. сочинениям и представляла собой свод идей, восходящих к С. Пуффендорфу и Д. Неттельбладту. Одной из основополагающих аксиом для З. остается почитание божества. Свое понимание теории естественного права З. проиллюстрировал примерами из всемирной истории, обратившись к переводу «Историй разных героинь…» Л. Гольберга (1767–1768, ч. 1–2; посв. вел. кн. Павлу Петровичу), который он снабдил предисловием и многочисленными примечаниями на различные «деяния» царственных женщин. Из них явствует, что среди всех форм правления З. находил наивыгоднейшею монархию во главе с «премудрым монархом», власть которого, несмотря на «общественный договор», не может быть ограничена «наружным понуждением». С др. стороны, доверие народа правитель должен оправдать служением благу общества, являясь всегда образцом для своих подданных. З. не рассматривает специально вопрос о деспотии, но замечает, что «слабое правление» свойственно просвещенным народам, а «азиатские жители иначе управляемы быть не могут, как строгостию власти». Некоторые «примечания» З. посвящены вопросам о цензуре и о веротерпимости, весьма злободневным в первые годы екатерининского царствования. В области перевода З. был сторонником вольного «преложения» оригинала применительно к рус. потребностям. Эти мысли высказаны им в предисловии к переводу сатирического романа Г. Филдинга «Путешествие в другой свет…» (1766). В отличие от научных сочинений, как полагал З., «филологические, романические и проч. содержания оставлены быть могут собственному знающего переводчика усмотрению: ибо бывает часто ненужным или иногда скучным, а особливо неблагопристойным для нас, что прежде казалось хорошим или было у других употребляемо свободно». Этими же соображениями он руководствовался и при переводе книги Гольберга. Литературный круг З. неизвестен. Письмо к Г. А. Потемкину от 20 февр. 1784 (автограф – ГПБ, ф. 45, № 588) имеет официальный характер. Последним печатным сочинением З. было его «Наставление сыну» (1796). Лит.: Венгеров. Рус. поэзия, т. 1, вып. 6 (1897); Рождественский С. В. Мат-лы для истории учебных реформ… СПб., 1910; Сб. ст. по рус. истории, посв. С. Ф. Платонову. Пг., 1922.
В. П. Степанов

Словарь русского языка XVIII века. — М:. Институт русской литературы и языка. . 1988-1999.

Смотреть что такое "Золотницкий Владимир Трофимович" в других словарях: